category: Men

short biography:

советский философ, выдающийся специалист по исследованию и развитию марксизма, доктор философских наук, профессор, создатель и руководитель Международной логико-исторической школы.

full biography:

Окончил философский факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова (1955). Кандидатская диссертация — «Развитие проблемы исторического и логического в экономических трудах К.Маркса и Ф.Энгельса в 50—60-х гг. XIX в.» (1964). Докторская диссертация — «Система категорий диалектической логики в „Капитале“ К.Маркса» (1972). Более тридцати лет преподавал и вел исследования на философском факультете Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В «Логике „Капитала“ К.Маркса» по словам В. А. Вазюлина, «мы стремимся … способствовать решению следующей еще не решенной проблемы: представить объективную логику „Капитала“ в сравнении с объективной логикой Гегеля как систему субординированных, внутренне связанных категорий путем выявления их из детального рассмотрения экономического материала „Капитала“, взятого в его квинтэссенции, а не в качестве суммы примеров.

Автор пытается, во-первых, рассмотреть „механизм“ объективной диалектической логики, как он может быть выведен из исследования логики „Капитала“; во-вторых, дать обобщенное понимание логики „Капитала“, основанное на подробном изучении этого произведения. Эта логика и будет, на наш взгляд, объективной диалектической логикой вообще, развитой из ее внутренних связей. Другими словами, такая логика есть изображение систематического мышления о диалектическом объекте». (Логика «Капитала» К.Маркса, стр.26)

«…Мы стремимся представить в „чистом“ виде систему диалектической логики так, как она содержится в первых трех томах „Капитала“ К. Маркса. …Прежде всего рассматривается „механизм“ способа восхождения от абстрактного к конкретному. Этот „механизм“ заключается в движении мышления от непосредственного знания к сущности самой по себе и от сущности как таковой к явлению и действительности. Такое понимание восхождения от абстрактного к конкретному отличается от общепринятого. Обычно сводят восхождение от абстрактного к конкретному к движению мысли от сущности к явлению. Мы полагаем, что восхождение от абстрактного к конкретному как к единству многообразных определений охватывает оба отмеченных вида движения мысли, но в их „чистом“, закономерном виде. Названное развитие мысли охватывает первые три тома „Капитала“ и образует большой виток спирали. 

В свою очередь отрезок большого витка спирали — этап непосредственного знания, которому в „Капитале“ соответствует изложение учения о товаре, деньгах и превращении денег в капитал,—этот отрезок сам является витком, малым витком спирали. Логический „механизм“ малого витка спирали тот же, что и логический „механизм“ большого витка с тем основным различием, что малый виток воспроизводится как подчиненный большому витку и потому в сравнительно сокращенном и до известной степени преобразованном виде. Большой виток спирали содержит отрицание самого себя, исторические предпосылки более развитого предмета. Затем рассматривается процесс восхождения в целом. 

И, наконец, мы переходим к отношению восхождения (от абстрактного к конкретному) к действительному развитию предмета, то есть к проблеме исторического и логического. Здесь выделяется несколько типов совпадения и несовпадения исторического и логического, поскольку они выступают в сфере объективной логики. Следует особенно подчеркнуть, что развертывание изложения в предлагаемой вниманию читателя работе происходит путем постоянного, строгого и детального следования за ходом развития экономической теории в „Капитале“ К.Маркса». (Логика «Капитала» К.Маркса, стр.28)

Таким образом, «логика „Капитала“ К.Маркса есть система воссоздания в мышлении исторически определенного развивающегося предмета, система диалектической логики, представленная логическим способом. …Основными составляющими „механизма“ логики „Капитала“ были малый и большой витки спирали, в каждом из которых движение мысли происходило от бытия к сущности, явлению и действительности, причем малый виток спирали служил отрезком большого, а также логика отрицания предмета самим собой. …Система логики „Капитала“ строится прежде всего на единстве двух основных принципов: принципа восхождения от абстрактного к конкретному и принципа конкретного единства логического и исторического. Первый фиксирует отношение сторон системы друг к другу, второй — отношение последовательности категорий к последовательности развития отображенного в мышлении предмета». (Логика «Капитала» К.Маркса, стр.259)

В «Становлении метода научного исследования К.Маркса» В. А. Вазюлиным «обращается внимание именно на то обстоятельство, что метод К.Маркса и Ф.Энгельса является методом научного исследования. В таком аспекте важнейшими особенностями метода К. Маркса и Ф. Энгельса являются следующие, Во-первых, это есть метод изучения связей, следовательно, метод систематического изучения вещей и процессов, метод изучения их движения, развития. Во-вторых, метод К. Маркса и Ф. Энгельса возникает и базируется на определенном уровне развития конкретных наук и служит их методом. Поэтому метод К. Маркса и Ф. Энгельса может и должен рассматриваться в органической связи с конкретной наукой.

 Без этой связи метод не может быть подлинно научным, не может быть материалистическим. Вне этой связи метод превращается в умозрение, а конкретное научное исследование тяготеет к скольжению по поверхности и к позитивизму. Метод К. Маркса является методом строго научного отображения всякий раз определенного развивающегося предмета». (Становление метода научного исследования К.Маркса, стр. 3-4) «Мы рассматриваем в этой работе первую стадию — начало возникновения и дальнейшего развития метода научного исследования К.Маркса и притом преимущественно в одном аспекте: с точки зрения закономерностей этого процесса, закономерностей, общих для начала возникновения исследования всякого развивающегося предмета». (стр.6)

«Развитие познания К. Маркса в …от выпускного гимназического сочинения „Размышления юноши при выборе профессии“ и до статей К. Маркса в „Deutsche Jahrbücher“, в которых совершается его окончательный переход на позиции пролетариата, идет от хаотического представления о целом, от чувственного „конкретного“ к абстрактному, от поверхности, явлений к сущности». (стр.217) «В рассматриваемый период теоретические исследования К. Маркса направлены от сфер жизни общества, удаленных от экономики, к сферам жизни общества, ближе стоящим к экономике, пока, наконец, он не выделяет в качестве определяющей сферы жизни общества экономическую сферу. (Маркс идет от критики религии к критике политики, государства, права и затем к критике политической экономии.) 

Это есть в общем движение познания (общества) от поверхности, от явлений (поверхность и явление пока не различаются исследователем) к сущности. И именно сущность (общества) на ее определенной исторической стадии станет впоследствии главным предметом пристального, специального и систематического изучения К. Маркса. В этом движении от поверхности, явления к сущности имеются не только закономерные стадии, но закономерные противоречия, закономерные моменты истинного отражения и закономерные „перевертывания“ в сознании исследователя тех, или иных сторон, отношений познаваемого». (стр.26) «В ходе этого процесса закономерно углубляется критика унаследованной философии и происходит выработка новой философии, новой методологии». (стр.217)

«Движение познания от поверхности, явлений к сущности — начальный этап всякого познания, как общества, так и природы, и мышления. В данной работе мы хотели доказать не только то, что К. Маркс идет на первоначальном этапе этим путем. Нас интересовали также стадии этого этапа и характерные особенности с точки зрения категориального строения познания на каждой из стадий.

«…Поверхность, явление, действительность предмета вначале не различаются друг от друга и моменты такого неразличения сохраняются, по крайней мере, до конца названного движения познающего. То же самое следует сказать и о различении поверхности, явления, действительности, с одной стороны, и сущности — с другой.

Но дело заключается не только в этом. Движение познания от поверхности, явления к сущности происходит в единстве с процессом создания представлений о сущности, и вот тут-то наблюдается любопытнейшее явление: происходит «перевертывание» действительного отношения, за сущность необходимо принимаются не сфера сущности, а сферы, более поверхностные.

На пути движения познания от поверхности и т. п. к сущности представление о сущности меняется и притом может меняться неоднократно. В качестве сущности выступает все более глубокая сфера. Так происходит до тех пор, пока познающий не находит сферу действительной сущности.

На всем пути от поверхности и т. п. к сущности в сознании познающего сохраняется противоречие между «неперевернутым» и «перевернутым» пониманием рассматриваемых познающим сторон и отношений сторон. На каждой стадии этого движения противоречие выступает своеобразно.

На конечном отрезке движения познания от поверхности и т. п. к сущности все более начинает выдвигаться задача познания действительной сущности самой по себе. Но все же на пути движения к действительной сущности эта задача никогда не становится главной.

Как познание вообще необходимо для практического преобразования реальных предметов, так познание сущности предмета необходимо для его коренного преобразования. Познание сущности той или иной стадии развития общества вызывается к жизни потребностями коренного преобразования этой стадии. Поэтому позиция ученого, бесстрашно проникающего в сущность существующего общества, органически связана с позицией последовательно революционных сил, заинтересованных в его революционном изменении.

Не случайно поэтому, что движение познания К. Маркса от поверхности и т. п. к сущности шло всегда в единстве с углублением его революционности, а заключительная ступень завершения возникновения предпосылок, метода научного исследования К. Маркса совпала с окончательным переходом К. Маркса на позиции пролетариата. (стр. 218—219)

В «Логике истории. Вопросы теории и методологии»(1988,2005) В. А. Вазюлин сам так характеризовал «что нового заключено в данной монографии»: "В книге «Логика „Капитала“ К. Маркса» (1968) и примыкающем к ней цикле статей о «Капитале» мы выдвинули свою интерпретацию логики «Капитала» и представили ее обоснование. …. В упомянутых работах систематически доказывалось, что диалектико-материалистическая логика в корне отличается от идеалистической логики Гегеля … 

Вместе с тем обнаружились и большие, чем до того представляли, глубина и содержательность логики Гегеля. Так, если брать лишь общее членение этой логики (на бытие, сущность, явление, действительность), то оно оказалось сходным с общим членением большого витка трехвитковой логики, присутствующей в «Капитале» К. Маркса, и с общим членением каждого из остальных витков. Сфера бытия есть в логическом аспекте сфера поверхности, простейшего отношения, а в историческом — сфера предпосылок, начала процесса развития.

В ходе этого исследования нами было выявлено и членение процесса развития на стадию предпосылок (начала), стадию первоначального возникновения, стадию формирования и стадию зрелости (если иметь в виду только прогрессивное развитие).

Почти одновременно мы обнаружили, что деление на сферы бытия, то есть простейшего отношения…, сущности, явления, действительности позволяет выявить логику зрелого человеческого общества, а деление на перечисленные выше стадии — логику истории человечества.

Оказалось возможным рассмотреть человеческое общество как органическое целое, а его историю как историю его начала (предпосылок), первоначального возникновения сущности, формирования и зрелости. При этом открылись и более специфические возможности.

Во-первых, впервые появилась возможность вычленить простейшее отношение человеческого общества и отличить его от сущности. Впервые появилась необходимость уточнить понимание сущности человека, отличить сущность от явления и действительности. Положение К. Маркса, выдвинутое им в 1845 г. в «Тезисах о Фейербахе», о том, что сущность человека «в своей действительности … есть совокупность всех общественных отношений» [1, т. 3, с. 3], стало необходимым уточнить, выделив собственно сущность человека в отличие от явления и действительности. Впервые можно было систематически, целостно представить человеческое общество как единство биологического и социального.

Во-вторых, упомянутое членение на стадии процесса развития позволило по-новому представить историю человечества, ее периодизацию. В чем состоит новизна такой периодизации и такого взгляда на историю? В том, что до сих пор общее в истории человечества рассматривается как выделенная путем сравнения различных стадий некая неизменная одинаковость. Так понимаются производство вообще, распределение вообще, потребление вообще, обмен и обращение вообще, производительные силы вообще, производственные отношения вообще. Производительные силы как таковые, производственные отношения как таковые, диалектика их как таковая, способ производства (единство производительных сил и производственных отношений) как таковой и т. д. воспринимаются в качестве неизменных. В различных формациях стремятся искать в качестве основания их периодизации некое неизменное основание, некие неизменные черты способа производства… Классификация считается последовательной, если она осуществляется на одном основании.

Наш подход заключается в том, чтобы впервые признать изменение, развитие в истории не только отдельного, единичного, особенного, но и общего. Отсюда следует, что периодизация истории должна осуществляться в соответствии с изменяющимся, развивающимся основанием периодизации. В истории человечества изменяется, развивается не только конкретное содержание производительных сил, производственных отношений, их диалектики, надстройки, форм общественного сознания…, но и производительные силы как таковые, их компоненты как таковые, производственные отношения как таковые и т. д. Например, К. Маркс во Введении к экономической рукописи 1857—1858 годов анализирует общее отношение производства, потребления, распределения, обмена и обращения: это на самом деле не просто выделенное путем сравнения общее, но общее, которое несет на себе неизгладимую печать капиталистического этапа развития. Более того, внимательный читатель может заметить, что так представлен в нашей книге даже труд вообще.

В-третьих. ….. Членение истории на общественно-экономические формации по способу производства вполне правомерно, но, на наш взгляд, односторонне. Если, как это рассматривается в предлагаемой читателю книге, способ производства есть сущность, внутреннее, общества, а внутреннее, сущность, не существует без внешнего, без внешнего внутреннее, сущность, уже не предстает для познающего внутренним, сущностью, то периодизация истории должна происходить на основе единства внутреннего и внешнего, существенного и несущественного и т. д., то есть по стадиям процесса развития, как единство природного (в том числе биологического) и социального, как процесс возникновения социального из природного и преобразования природного социальным. 

В противном случае неизбежно недооценивается, недостаточно верно понимается роль природного (в том числе биологического) в обществе и в истории общества. Природное (в том числе биологическое), конечно, признается как факт, и, конечно, признается также взаимодействие природы и общества. Однако природное (в том числе биологическое) не включается органически в целостное, систематическое понимание общества и его истории.

Заметим ..еще, что развиваемый в книге подход, по нашему мнению, является более общим, чем материалистическое понимание истории. Материалистическое понимание истории есть научная истина, и поэтому дальнейшее развитие науки не может полностью устранить его, но может уточнить условия его применимости в том случае, если переходят к рассмотрению более широкого круга условий.

Материалистическое понимание истории, как и его противоположность — идеалистическая трактовка истории (трактовка ненаучная по своей сути), имеет своей основой общественное разделение труда на физический и умственный труд. Общественное разделение на физический и умственный труд возникает не сразу с образованием человечества, своей классической, развитой формы оно достигает при капитализме (при капитализме и создаются возможности для его вполне научного осознания и для образования научной концепции истории — ее материалистического понимания, что и было реализовано К. Марксом и Ф. Энгельсом), это разделение не будет существовать и на высшей фазе коммунизма. Уже в капиталистическом, а тем более в социалистическом обществе вырисовывается реальность преодоления в будущем разделения физического и умственного труда. 

И если встать на точку зрения высшей фазы коммунизма, то тогда представляется ясным, что нынешний основной вопрос философии перестанет быть вопросом, проблемой. Видеть перспективу необходимо. Человек одухотворенно живет не только прошлым и настоящим, но и будущим. … Будущее не должно быть забыто. Ведь уже ныне созревают условия для него. Теоретическое предвосхищение будущего общества необходимо для освещения практической борьбы за него, для того, чтобы она была не слепой или подслеповатой, а осознанной и вдохновенной.

Научно-теоретическое осмысление развития общества показывает, что общий ход истории через зигзаги, случайности, перерывы необходимо ведет к коммунизму. Эта необходимость сама возникает, формируется, развивается. Притом она развивается, осуществляется не помимо людей, а в их деятельности и через нее, как результирующая их деятельности, совершающейся при определенных условиях. Так, ныне человечество в ходе своей деятельности, с одной стороны, развилось настолько, что создало во всемирно-историческом масштабе реальные возможности для овладения в своих интересах земными условиями, тем лоном, в котором оно возникло, а с другой стороны, созданные человечеством и чуждые ему силы стали настолько мощными, что они угрожают самому его существованию.

Более бросается в глаза угроза военного, немирного самоистребления человечества. Одновременно сформировывается и менее явная, но тоже смертельная угроза удушения человечества мирным путем, прежде всего и главным образом отрицательными последствиями его взаимодействия с природой.

Таким образом, перед людьми как вопрос жизни и смерти встал вопрос подчинения себе сил, созданных ими, ставших им чуждыми и смертельно враждебными. Поэтому в конечном счете определяющее значение для решения вопроса: быть или не быть человечеству — имеет борьба за создание коммунистического общества".